Сказание о принцессе Кагуя онлайн

Kaguyahime no monogatari6-01-2016, 23:07

Новинки:

Сказание о принцессе Кагуя
Сказание о принцессе Кагуя - смотреть онлайн бесплатно в хорошем HD качестве
0Проголосовало: 0
Год:2013
Страна:Япония
Бюджет:
Жанр:,
Время:2 часа 5 минут
Рейтинг:Кинопоиск: 7.893 (2550)
IMDB: 8.10 (13 994)
Актеры:, , , , ,
Режиссер:

    Описание:Старик, зарабатывающий на жизнь продажей бамбука, как-то раз находит в бамбуке маленькую девочку размером с палец, которая оказывается принцессой по имени Кагуя...

    Знаете ли вы, что:В основе сюжета лежит японская народная сказка: «Повесть о старике Такэтори».
      Рожденная свободнойДля Кирилла Нефритово-изумрудный лес, пахнущий немыслимым можжевеловым дурманом, цветущими травами, сладкой росой только что прошедшего дождя. Желтое солнце, хитро выглядывающее сквозь густую листву и сплетения множества бамбуковых рук, жарким топленым маслом разливается по земле и согревает всех и все вокруг. Ночь отступает без капитуляции, утро приходит в свои чертоги. Нежное журчание листвы, так похожее на разговор двух влюбленных - и каждая фраза как признание в вечном, как клятва на века. Тихий шепот воды, струящейся горным хрусталем из ручья и неторопливый шаг старика Такэтори, отправившемся вглубь зеленой бездны, ибо лес для него - древний и неизбывный - есть всем смыслом жизни и источником существования. Обычный собиратель бамбука, обделенный очень многим, но при этом довольствующийся малым. Впрочем, не знал он, что в это утро - одно из многих, на первых взгляд, и совсем неотличимых от иных - его жизнь изменится, когда он найдет, совершенно неслучайно, заключенную в тонкий ствол бамбукового деревца крохотную девчушку. И это было лишь начало в удивительной истории, что развернулась как среди уюта маленьких японских поселений, так и среди суетности большого мира. Нежные, чувственные, добрые и в то же время пронзительно мудрые черты юной Кагуи, смешливый изменчивый лик старика Такэтори, суровые, выточенные ветрами и снегами лица крестьян, изысканные черты вельмож, будто покрытые бесстрастностью и безэмоциональностью масок...Природа, которая кажется истинным воплощением вечности. Здесь жизнь есть такой каковой она должна быть: без притворства, без лукавства, без предубеждений и подавлений. Здесь каждый есть неотьемлемой частью чего-то значительно большего. Искрящееся щебетанье птиц, шум деревьев под порывами ветров, разливающийся розовыми бутонами цвет, чей аромат проникает буквально в мозг, чаруя и гипнотизируя. Гармония всеобщего сосуществования на равных. \'Сказание о принцессе Кагуя\' знаменитого японского мультипликатора Исао Такахата, ближайшего и самого способного ученика великого Миядзаки, на первый взгляд поражает неброской простотой своей рисовки, так кардинально непохожей на всю существующую современную японскую анимацию с их резкими штрихами, гротесковыми чертами и яркостью красок, подчас чрезвычайно слепящих. Впрочем, условия для реализации продиктовал и сам выбранный Такахатой материал, лежащий в основе сюжета, а именно древняя, датированная еще Х веком сказка \'Повесть о старике Такэтори\', которую можно смело назвать прародительницей всех фантастических историй. Причем аниматоры к сказке об инопланетной девчушке Кагуе, оказавшейся принцессой, обращаются далеко не в первый раз; работа Такахаты уже пятая по счету, но, пожалуй, и объективно, и субъективно самая лучшая, не сравнимая ни с отстраненным творением Кона Итикавы 1987 года \'Принцесса с луны\', ни с ускользающей пустотой \'Клэр\' Милфорда Томаса. Избрав исключительно чистую форму рисовки, уходящую корнями к классической японской живописи, нежными штрихами акварели и карандаша оживающей, воскресающей и возвращающей к истокам, Такахата выхватывает как отдельные, наиболее важные для повестования детали, так и создает полновесную художественную панораму, смешивая реализм рисовки с притчевой тональностью самой истории принцессы Кагуи, пришедшей буквально из ниоткуда, чтобы перевернуть мир старика Такэтори, который уже и не мечтал, что жизнь его вновь приобретет новый смысл. Примечательно и то, как в ленте сама палитра красок играет важную роль для постижения сюжета. Теплые тона сменяются густыми, значит грядут непростые времена и тяжкие решения; иногда цвета тускнеют, тают, становятся бесплотными. Грусть, тоска, страдание. Потом - игра красок, всплески ярких цветов. Эмоциональный подъем, неподдельные эмоции. Для работы Такахаты характерна ускользающая красота, поиск того, самого главного момента, нравственного камертона из множества, ибо едва ли \'Сказание о принцессе Кагуе\' это лишь история о старике и его названной дочке, о его слепой любви к ребенку, во имя которого Такэтори предал свои идеалы, предал в конце концов самого себя, подменив искренние чувства материальным, которое так или иначе, но есть губительным, опасным, деструктивным. Не этого желала для себя Кагуя, выросшая столь же быстро, как новорожденная луна, как сакура, напитанная божественным светом! Лишив ее свободы, сызнова заточив в клетку из золота и яшмы, назвав этот безжизненный каменный гроб, этот дворец ее домом, старик-отец горько ошибался на счет своей дочери, не желающей принадлежать никому и никогда, кроме себя самой. Почитать своего спасителя, уважать его и любить как самое родное, что у нее есть на Земле, любить так, как лишь она способна, но не бояться. Или это преступление - желать свободы? Однако не только об этом повествует Такахата в своем сказании, полном до краев нюансов, штрихов, дополнений, каждый из который дает свой, правильный ключ для постижения заключенной в нарратив Истины. Наблюдая за быстротечным ростом принцессы, аниматор следит и за тем, как меняется время, эпоха вокруг нее. Она становится ровесницей цивилизации, будучи ее самым добрым и самым верным дитя, присланном на Землю, чтобы изменить нас самих, изменившись при этом самой. Познав всю сладость и горечь, без которых нет в человеческих чувствах именно всего человеческого, всю радость и боль, что испытывает сердце, стучащее по воле божьей, узнав высокую цену тяжко добытой любви и дешевизну легко приобретенного богатства, принцесса с Луны увидит как на смену одной власти придет другая, как желание возвыситься над остальными приведет лишь к упадку, но это лишь самая видимая и самая ничтожная расплата за жажду прорваться вверх, любой ценой, немыслимой без утрат духовности. Впрочем, такова и вся история человечества, и человек вот уже в который раз сбрасывает с себя цепи условностей, и идет в никуда, считая, что там, в белесой неизвестности, будет лучше. Увы, это не так. Кагуя не осуждает, а лишь призывает быть людей людьми, оставаться такими, невзирая ни на что. И в этом она созвучна гуманистическим идеям самого Такахаты, для которого жизнь - прекрасна, а человек - не так уж плох, стоит лишь приглядеться пристальнее и внимательнее.

      Сказание о принцессе КагуяВслед за уходом Хаяо Миядзаки из родной студии «Ghibli» о своей отставки заявил ещё один классик японской анимации - Исао Такахата. Полотно под названием «Сказание о принцессе Кагуя» стало его последним подарком для зрителей. И хоть даренному коню в зубы не смотрят, к этому подарку едва ли можно найти претензии. Самое главное знать перед просмотром – то, что вы увидите ни что иное как японская сказка. Об этом говорит и внешний вид эффектно стилизованный под японские классические рисунки, и сюжет, где под слегка чудной формой скрывается не сложное, но довольно умное содержание. Если вы в детстве читали японский фольклор вы сразу почувствуйте ностальгию по тем славным книжкам. Тот же временами странноватый юмор и такая же смелая драма, странная для сказки в понимании западного человека. История из обычной детской сказки превращается в картину о проблемах взросления, а потом в философскую притчу с элементами восточной мифологии. В целом, как всегда со сказками – нужно слушать. Читать. А в данном случае – только смотреть. Смотреть самому. Если вы любите японский фольклор – вы, наверное, уже посмотрели. Если считайте себя к нему равнодушным – не откажите себе в удовольствие выйти за пределы своих интересов, лучшего случая вам в ближайшей время не представится. Оценка тут совсем не важна. Это сказка, рассказанная мастером перед уходом - какая тут может быть объективность? 10 баллов.

      Сказание о принцессе КагуяСреди множества японских анимационных лент, выполненных в схожей технике и измучивших зрителя навязчивым инфантилизмом содержания, «Сказание о принцессе Кагуя» выгодно выделяется последовательностью в раскрытии механизмов восточного мировоззрения, давая богатую пищу для размышлений, как религиоведам, так и всем, кто интересуется проблемой несовместимости христианской и ориенталистской онтологий. Прежде всего, данная картина хорошо демонстрирует цикличность понимания времени, свойственную восточным религиям, ту атмосферу отчаяния, которая окутывает человека, который его разделяет. Ведь если все повторяется, то единичность и уникальность каждого момента жизни совершено обесценивается, представление о неповторимости личности теряется в цепочке бесконечных реинкарнаций, человек уравнивается в правах с другими живыми существами, теряя свой богоподобный статус и мечтая лишь об умерщвлении всех желаний, мыслей и чувств. Главная героиня фильма мечется в мире людей как в тюрьме, приходя к неутешительному выводу, что она – всего лишь фальшивка, что-то ненастоящее, лишенное своих собственных уникальных характеристик. Ее одновременно и влечет мир людей, и тянет в небытие, ведь восточные религиозные системы – это настоящая апология ничто, жизнь воспринимается в них как бессмысленное страдание, которому нет конца, и которому не полагает предела даже смерть. Если в христианстве каждый момент неповторим и любая личность уникальна, свободно выполняя или сопротивляясь своей таинственной роли в глобальном деле Божественного спасения людей, а материя, телесность и желания, ей свойственные, обладают хоть и второстепенными по значению, но, безусловно, положительными характеристиками, то на Востоке личности как таковой нет, как нет и свободы, есть лишь ярмо желаний, от которых надо избавиться несмотря ни на что. Христианство побуждает нас не угашать желания, но преображать их, очищая от искажений, вылечивая и возвращая в нормальное состояние (также, кстати говоря, и печаль о своем несовершенстве – вполне адекватное для христианина переживание, часто извращается им, превращаясь в «мировую скорбь», в тоску, умерщвляющую деятельные силы души, к чему как раз и стремится буддизм). Ориенталистское мировоззрение противно человеческой природе, жизнелюбивой в самой своей сути, и фильм хорошо это показывает. Мы любим жизнь и ненавидим смерть, и это нормально, но как же несчастен тот человек, который родился в извращенной культурной среде, которая побуждает его к прямо противоположному?! Принцесса Кагуя ищет любовь, подсознательно мечтая вырваться не из мира, а из удушливого мировосприятия, которое побуждает ее к жизнеотрицанию, но отвергнуть дела тьмы и облечься в оружия света (Римлян. 13:12), как призывает святой апостол Павел, может не каждый, для этого нужна вера во Христа, ведь даже христианин знает, сколь велико сопротивление страсти уныния на пути самоотвержения и движения к Богу, без Его помощи побороть ее невозможно. «Сказание о принцессе Кагуя», как и финал картины Бертолуччи «Маленький Будда», буквально вопиет о противоестественности ориенталистских религиозных систем, о тех мучениях, которые претерпевает духовно голодный человек, изнемогающий в их тисках. Ведь все мы, независимо от мировоззрения, пусть подспудно, но все равно жаждем вечной жизни, а ее можно обрести лишь во Христе.
    • 0

      Не нравится

    Просмотров • 327

    Отзывы

    загрузка...